Колумнистика

Куда летит белый аист?

Лукашенко убедительно показал, что длительная несменяемость власти приводит к революциям, считает член Совета внешней и оборонной политике России Александр Михайлов. Или к их предпосылкам…

Какой бы сильной личностью ни был правитель, у него есть инкубационный период, после которого может наступить заболевание в самом обществе. Иногда приводящее к летальному концу государства. Египет, Ливия… Примеров много. И если кому-то кажется, что, сломав протест через колено, революции можно избежать в перспективе, и пойти эволюционным путем, то он глубоко ошибается. Эволюция – это планомерный постоянный процесс замены одних клеток другими в государственном организме. А любая, даже бескровная революция непредсказуема в своих последствиях.

Ситуация с несменяемостью Лукашенко поставила на грань не только саму Белоруссию, но и нас: наши интеграционные связи, систему обороны, славянскую идентичность. И мы как утопленники хватаемся за него, понимая, что сидеть ему на штыках можно. Но недолго.

В любом случае это приведет к кризису не только в Белоруссии, но в наших с ней отношениях.

Очевидно, что прошедшие выборы показали: что альтернативы пока нет. Альтернатива абортировалась на стадии формировании эмбриона. А чаще и зачатие не получалось… КГБ есть КГБ, политическая поляна выстригалась, как английский газон. Несмотря на бесспорную победу (неважно с какими процентами) ее можно полагать пирровой.

«Других политиков (писателей) у меня нет». И. Сталин

Очевидно, что Лукашенко не подарок. Его антироссийские заявления раздражали многих. Бесили депутатов Госдумы, дипломатов, правительство и бизнес.

Но политика искусство возможного. Мы вынуждены относиться к нему как к капризному ребенку у которого режутся зубы. Он мятежный всегда искал бури. И в этом поиске была своя логика. Он не случайно величается «батькой» даже за пределами страны. Он всегда декларировал что искал выгоду (иногда добивался) для своего народа, который не всегда этой выгоды понимал. (Дай Бог чтобы мы так боролись за свои интересы!)

Лукашенко держал страну в удобном для него состоянии, когда он имеет возможность вручную управлять всем: министрами и животноводческой фермой, хоккейной командой и складом чугунных болванок.

Но народ устал от такой гиперопеки, постоянного напряжения. Я с трудом себе представляю, как с ним можно работать. Для этого надо вывести генерацию людей, тупо выполняющих приказы хозяина страны, независимо правильные они или нет. Но за 26 лет правления он смог.

Лукашенко подменил собой и следствие и суд. Даже в коровнике он может приказать прокурору арестовать председателя колхоза, министра. И это людям нравилось: «Вона какой наш Батька! Завсегда с народом!»

Задержав 33 российских граждан, он объявил их боевиками, сформулировал цели, задачи и определил вектор расследования. И даже разоблачение этой провокации для него было как с гуся вода. Переговорив с Путиным, он продолжил нести околесицу про заговор ЧВК, а потом… тайно передал «идеологических диверсантов» России. Забыв, что сам им вынес обвинительное заключение. Изумив при этом своего соседа Зеленского, который уже потирал руки. Договоренности были забыты.

От стиля «многовекторных взаимоотношений» коробило соседей, создавая неуверенность в перспективах сотрудничества, а стиль управления, граничащий с самодурством, вызывал изжогу Запада, который долгое время держал его в положении персоны нон грата. Для Лукашенко это состояние как высшая награда: «Боятся – значит уважают». Это его козырь, как защитника независимого государства. И это сослужило ему плохую службу. Ручное управление не позволило его сторонникам хоть в какой-то форме раньше выступить на защиту его авторитета. Хоть в какой-то! Не было команды и «зеленого свистка» батьки. Мы привыкли к его непредсказуемости и научились фильтровать ради наших общих интересов.

Протест, как форма объединения нации? Или «отцы и внуки»

Нынешним козырем для Лукашенко стали протесты, которые он сразу окрестил коварным планом Запада, даже не пытаясь разобраться в социальном и возрастном составе протестующих.

Много молодежи! Очень много. И это указывает не столько на политическую, сколько на демографическую форму протеста. Это характерно для нашего времени.

Протест молодежи против старых стандартов (а новых нет), против жизни в деревне у деда. Где тепло, много картошки и сала. Но безотрадно.

Расслоение, которое происходит сегодня в демографической среде не с шагом 20 (отцы и дети) лет, а 5 (по социологии 7) максимум 10 лет. Разница в 5 лет в динамичном обществе очень много. Это для нас сверстники были с разницей в 10 и более лет.

Сегодня интересы меняются быстрее и общие темы тоже. И это тоже объясняет многое. И то, что именно эта категория активна, а соратники Лукашенко нет. Студенты люди подвижные и эмоциональные. В белорусском коммунальном обществе особенно. Чего не скажешь о их родителях. Без приказа ни-ни. Достаточно вспомнить как поддержали в СССР М. Горбачева (молодой, энергичный, раскованный и доступный) после эпохи старцев. И урок с ним тоже должен стать наукой.

Постановочный митинг 16 августа в Минске в поддержку президента еще более укрепляет тезис о демографическом протесте. За него ОРГАНИЗОВАННО (!) выступают люди старшего поколения, предпенсионного и пенсионного возраста, во многом не пролетарского сословия. Некоторые жили в СССР, и глядя на Украину и прочих соседей, понимают «лучше старая синица в руках, чем молодой журавль в небе».

Тем более что и журавль виртуальный и неосязаемый. И водораздел идет уже не на государственном уровне, а на уровне семьи.

Про коварный зарубеж

Несмотря на свою категоричность Лукашенко не называет идеологов, теоретиков, организаторов протестов (заметим – не беспорядков!). Запад – и все. «Кто-то, кое-где у нас порой». Думайте, что хотите.

Запад удобный враг. На него можно списать все – от краха экономики до землетрясений и цунами. От него можно ждать что угодно. Это же запад, ставший калькой угроз.

Более того, тот же запад это даже не опровергает, а напротив высказывает свою позицию. Ссылки на секретные данные спецслужб – дымовая завеса. В противном случае назвали бы врага по имени, разоблачили, закрыли въезд. Даже упоминание задержанных американцев с женами из госдепа, вызвало иронию, потому что уж кто-кто, а госдеп в такой ситуации (задержание граждан США) не промолчал бы.

Безусловно умозрительно мы понимаем, что ситуации в Белоруссии подвергается самому тщательному анализу, попыткам влияния. И, наверняка, наблюдение за процессом ведется даже из окон посольств в Минске. Как и за посольствами тоже.

Но «бабки» сегодня платят не майдану, а тем, кто после майдана может занять ключевые посты во власти! Зачем тратить деньги на непредсказуемый результат? Тем более, что запад в новых лидерах еще не определился. Да и есть ли они? Даже при позитивном для оппозиции процессе, фигуры, называемые сегодня оппонентам Лукашенко, обречены. Они никто и звать их никак. Как говорил герой фильма «Максим Перепелица»: «Никакой ты не командир, а так… балаболка».

И если и приплачивают им, то это ненадолго. В условиях бардака реально доказать этот приварок почти невозможно! А потому все утверждения о внешних вливаниях носят предположительно-оценочный характер.

Вот что говорил о майдане в Украине президент Польши Квасневский:

«Нам на самом деле грозит большая трагедия. Думаю, что европейские дипломаты, дипломаты соседних стран и Польши должны быть очень чувствительными к этим делам. Мы можем оказаться в такой спирали событий, которую уже не удастся остановить… Последствия такого развития ситуации почувствуют все, и они будут иметь не только “моральный” характер из-за того, что на Украине гибнут невинные люди, но также возможна волна миграции и экономические проблемы» (цитата по УНИАН).

Так что «майдан» в Белоруссии может еще больше усугубить проблемы Европы.

«А кто увидит нас, тот сразу ахнет.
И для кого-то жаренным запахнет»

Вот уже неделю нам рассказывают о коварстве наймитов. Показывают татуировку – фашистскую свастику на груди задержанного отморозка, как будто он мог идеологически и организационно вывести на улицу тысячи людей. Чушь какая-то.

Если одномоментно в часы пик задержать 7 тысяч (или даже три) пассажиров метро, представляющих толпу случайно оказавшихся рядом людей, то мы в ней найдем академиков, учителей, студентов, бандитов, игиловцев, простититуток, скинхедов, телепузиков и даже покемонов с гуманоидами.

И что? Разве можно по фигуре одного из них делать выводы?

Массовые скопления людей в любых ситуациях – это всегда «каждой твари по паре»: там и романтики, фанатики, провокаторы. Их объединяют разные цели: от объективного протеста, до «почесать руки и начистить кому-нибудь лицо».

Толпа – субстанция, стирающая грани дозволенного. Как в пословице: «на миру и смерть красна».

Бьет значит любит?

В столкновениях толпы (мирной или не мирной) всегда есть две стороны провокации. Провокаторы (явные или спонтанные) в толпе. И формальные, раздражающие внешним грозным видом правоохранители. И там, и там срабатывает инстинкт «упоения в бою». И если вторые готовятся к сражению изначально одевая доспехи, то первые действуют по наитию, настроению и обстановке. И те, и другие уповают на свои права.

«Я человек или тварь дрожащая?»

«Я выполняю свой долг! (при этом о форме исполнения долга ни гу-гу).

При  виде  «космонавтов» у людей глаза наливаются злобой – «Вот вы как! Против народа?!». Вот он «враг», на которого можно излить свой адреналин. Соприкосновение сторон, как правило носит вялый характер до первого насилия. И чем жестче насилие с какой-либо стороны, тем яростнее схватка. И каждая из сторон действует по принципу «наших бьют». И тогда «кто не спрятался – я не виноват».

Любая толпа — это вавилонское столпотворение, где всякой твари по паре. Интеллигенты и служащие, вузовская молодежь, подростки (куда без них!), мамашки с детьми, бомжи, шпана и маргиналы. То, что мы видим в роликах. Толпа на то и толпа, что ей движет инстинкт солидарности и безнаказанности в этой солидарности. Полное ощущение драйва «весь мир насилия мы разрушим». Но разум постепенно начинает закипать. И закипает до тех пор, пока нет явного противника. Неуправляемая энергия ищет выхода. Пружина сжимается до тех пор, пока он не появился.

Столкновение развивается по закону уличной драки. И если правоохранители до поры до времени руководствуются приказами и инструкциями, то их противник пускает в ход все что попало под руку. Особенно если в толпе затесались отморозки и шпана. Часто в первых рядах идет ОБОН – отряд баб особого назначения. Они ни выражений, ни действий не стесняется…

Но когда началась заваруха, то рассвирепевшие от оскорблений омоновцы идут напролом - «семь бед – один ответ». После таких стычек многим людям с обоих сторон требуется психологическая помощь. А посмотрев кадры немотивированного насилия в Минске над несопротивляющимися людьми, омоновцев надо освидетельствовать психиатрами.

В их действиях прямые нарушения закона, инструкций и приказов. Полный состав преступлений на основе аффекта. Замечу, что последние несанкционированные митинги в Москве показали, что полиция в обычной форме не вызывала ни у кого желания поиграть мускулами, а экипированный ОМОН работал напротив, как красная тряпка.

Власть, как правило закрывает на это глаза, понимая, что если накажет одного, то завтра она потеряет целое «боеспособное» подразделение навсегда. Она всеми силами будет героизировать мерзкие действия и проступки объясняя высокой моральной целью. Но такая цель не оправдывает средства, потому что сама власть теряет остатки уважения.

Все, кто бывал в Белоруссии были там гостями из будущего. Из будущего коварного, непредсказуемого, разрушающего личность и государственность. Эти «гости» попадали в страну, которая в нашем сознании воспринимается как осколок СССР, о котором с ностальгией вспоминают в России. Образование, социалка, здравоохранение, отношение к истории. И даже дороги и улицы своей чистотой возвращают в прошлое. Но для самих белоруссов это как золотая клетка, из которой молодежь хочется вырваться. Хоть куда…

Не зря рации милиции глушатся хитом Виктора Цоя «Мы ждем перемен».

Об авторе

Редактор
Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий