Политика

Азербайджан: от большевистского эксперимента к турецкому проекту

Слово лимитроф в политологии ассоциируется со странами Прибалтики, бывшими союзными республиками, канувшего в Лету СССР. Но под это определение подпадают и многие так называемые независимые государства, возникшие при распаде Советского Союза. Среди них бывшая Азербайджанская ССР.

Нынешний Азербайджан – типичный продукт распада советской государственной системы со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. Ведь представляет собой проект, рождённый в недрах большевистского эксперимента, к рождению которого творческое движение азербайджанских народных масс и их элиты не имеют никакого отношения.

За время существования СССР, которое держалось только лишь с помощью ресурсов русского народа, у граждан державы сложилось мнение об окраинных народах, которые якобы сразу шагнули из феодализма (в лучшем случае) в социализм. Но после развала наступил момент истины, который показал, что всей этой мишуре большевистского интернационализма, фундаментальной основы государственного строительства СССР, грош цена в базарный день.

После того как на месте бывших союзных республик возникли независимые государства, их правящая элита стала проводить исключительно русофобскую политику по выдавливанию россиян со своих территорий.

Для этого псевдоученые новоиспечённых субъектов как под копирку начали заявлять, что влются предками и правопреемниками мифических цивилизаций, которые уничтожили пришлые русские «колонизаторы».

Хотя, на самом деле, исторические реалии выглядели гораздо прозаичнее. В большинстве случаев во времена оные здесь были дикие кочевые или в лучшем случае, полуосёдлые племена.

Дело в том, что во многих языках (русский не исключение) понятия «страна» и «государство» различны по своим определениям. И далеко не всегда первое соотносится со вторым. Ведь страна – это не только единое культурно-историческое пространство, но и уходящая вглубь веков, связь поколений через традиции¸ духовно-нравственные ценности, ощущение причастности к делам и свершениям своих предков. Но при этом не каждое государство может похвастаться единым культурным пространством даже в собственных границах. А уж про искусственные государственные образования советского пошиба и говорить не приходиться.

Во время революции 1917 года на исторической территории России образовалось сразу несколько государств. В самом конце XX века всё повторилось словно в кошмарном сне. Когда после августовского путча 1991 года на территории исторической России возникло уже более десятка государств. В тот момент, когда наш президент говорил о «подарках русского народа», которые бывшие союзные республики утащили с собой, то само собой возник логический вопрос. А имелось ли у них что-либо своё исконное?

Ещё задолго до этого профессор Владимир Махнач предлагал различать земли Российской империи и исторической России.

Между прочим, первый президент России Борис Ельцин в первые годы заявлял, что «Российская Федерация не ставит под сомнение конституционное право каждого государства и народа на самоопределение. Однако существует проблема границ, неурегулированность которой возможно и допустима только при наличии закреплённых соответствующим договором союзнических отношений. В случае их прекращения РСФСР оставляет за собой право поставить вопрос о пересмотре границ».

Но дальше констатации данного факта дело не пошло, так как западные «партнёры» выразили своё неудовольствие, а окружение Ельцина никак на это не отреагировало.

Но это нисколько не помешало вышеупомянутому профессору утверждать следующее: «Туркестан, Кавказ (кроме казачьих областей), прибалтийские государства (может быть, без Латгалии) и Тува – это части исторической Российской империи. А большая часть Казахстана (почти весь, может быть без Джамбульской области), Украина и Белоруссия, Приднестровье – это части исторической России. И когда мы начинаем размышлять над тем, имеем ли мы право принять осетин и абхазов, которые сами к нам просятся, и как на это посмотрит вашингтонский обком, надо понимать, что они просятся потому, что это имперские территории. А когда речь идёт об исторической Руси, это вопрос бесспорный. Русские оказались рассечённой, разделённой нацией. Но в таком положении оказались не только русские, но и лезгины. Часть которых оказалась в Российской Федерации, часть в независимом Азербайджане. Но лезгины Азербайджана не хотят жить в независимой стране, они хотят по-прежнему жить в Большой России, но, так сказать, не съезжая с места. Они хотят со своей землёй в Россию. Вообще говоря, это их право. Земля-то их».

Из чего следует, что все вышеперечисленные проблемы не обошли стороной и бывшую Азербайджанскую ССР, сколоченную большевиками из двух закавказских губерний прежней Российской империи: Бакинской и Елизаветпольской.

Всё дело в том, что каких-нибудь сто лет назад никаких азербайджанцев не существовало и в помине. Тогда этнографическая карта этих административно-территориальных единиц отличалась своей пестротой и чересполосицей, как, впрочем, и на всех прочих территориях, располагавшихся южнее Главного Кавказского хребта.

А нынешний азербайджанский этнос был собран большевиками из различных народностей, проживавших на территории современного Азербайджана в дореволюционные времена. В «Алфавитном списке народов, обитающих в Российской Империи», составленном по итогам всероссийской переписи населения 1897 года основная масса этносов, населявших территории Бакинской и Елизаветпольской губерний принадлежала к двум языковым группам: тюркской и иранской.

К первой относились кавказские татары, каджары и казахи (не путать с современными носителями этого этнонима) в большинстве своём по религиозным воззрениям, мусульмане сунниты. Вторые были представлены талышами, татами и курдами, которые предпочитали ислам шиитского толка. Различались они не только по религиозному признаку, но и среде обитания.

Тюрками, как правило, были населены уезды Бакинской губернии, а их соседи облюбовали окрестности Елизаветполя (ныне Гянджа). При этом в самих административных губернских центрах данные этносы не составляли большинства населения, уступая в них пальму первенства в первую очередь армянам и русским.

Но что самое удивительно так это то, что Азербайджан или как его именовали век тому назад Адербейджан, тогда представлял собой, как говорилось в первом томе «Военной энциклопедии», издаваемой известным книготорговцем и издателем Иваном Сытиным в 1911-1915 годы, «генерал-губернаторство Персии, занимающее северо-восточную её часть…».

Сегодня на этой территории располагаются иранские останы (провинции) Ардебиль, Зенджан, Западный и Восточный Азербайджан.

В отечественных научных кругах советской поры эту северную часть Ирана (или Персии как кому нравится) именовали Южным Азербайджаном, неофициальным административным центром которого является древняя персидская столица Тебриз, в более ранние времена называвшаяся Тавризом.

Возникает вопрос. При чём здесь современный Азербайджан и его жители?

Действительно. Не при чём. Так было угодно распорядиться большевикам. Но всё по порядку.

Если и существовали какие-либо полумифические древние царства-государства на западном побережье Каспийского моря, то все они пропали бесследно, попав под каток арабских завоевателей, которые в VII веке вторглись в Закавказье, неся на остриях своих мечей и копий не только разрушение привычного государственного уклада жизни на местах, но и новое религиозное верование – ислам.

В XIII веке их разрушительную миссию повторили монгольские завоеватели. Всё это существенно изменило этнографическую картину на западном побережье Каспийского моря. К тому же с XVI века эти земли стали ареной жесточайшего геополитического противостояния двух крупнейших мусульманских держав: Оттоманской Порты и Персии. Этот спор закончился тем, что на рубеже XVII и XVIII веков нынешняя территория Азербайджана, на которой располагались владения мелких феодальных владетелей (ханов и беков) и полуосёдлых племён, живших за счёт транзитной торговли и грабежа соседей, оказалась под властью персидских властителей.

Но уже во второй половине XVIII здесь во всю заявил о себе третий геополитический игрок – Российская империя, проба сил которой состоялась в период Персидского похода Петра Великого в 1722-1723 годах. В ходе нескольких войн с Персией и Турцией, прошедших на рубеже XVIII и XIX веков, наша страна смогла отстоять западные берега Каспийского моря от персидских и турецких притязаний. Но кто бы мог подумать тогда, что в начале XX столетия всё это обернётся крахом, который гулким эхом отзовётся спустя век.

Революционные события 1917 года в Закавказье привели к созданию независимых государств Армении, Азербайджана и Грузии, а также к развалу Кавказского фронта, войска которого стали бросать боевые позиции и отправляться в места своей постоянной дислокации.

Всё пространство бывшего кавказского наместничества Российской империи тогда представляло собой бурлящий межнациональными конфликтами котёл. Так как правящие партии вновь возникших государств изначально строились по этническому принципу и придерживались исключительно националистических воззрений. Взять хотя бы тогдашнюю азербайджанскую Мусульманскую демократическую партию «Мусават», что означает равенство, которая возникла как продукт турецких спецслужб.

По сути своей мусаватисты являлись на местном уровне проводниками пантюркистских идей по созданию Великого Турана, включавшего в себя все территории проживания турок, под скипетром халифа всех правоверных мусульман (турецкого султана). Эта идеология возобладала на самом высоком уровне в Оттоманской Порте, перед началом Первой мировой войны. Её носителями являлись члены правящей так называемой младотурецкой партии «Единение и прогресс», которые и направляли все действия мусаватистов. Это очень ярко проявилось в ходе турецко-германского вторжения в Закавказье в 1918 году.

В мае 1918 года мусаватисты провозгласили в Елизаветполе (нынешней Гяндже) создание Азербайджанской демократической республики, опираясь на турецкую военную помощь. В июне того же года турки начали вторжение в Закавказье, целью которого являлся захват Карса, Батума и Баку. Для этого они начали формировать из местных жителей исламскую армию, которую возглавил командир турецкой 5-й кавказской дивизии Нурипаша. Но после капитуляции Оттоманской Порты туркам пришлось убраться отсюда не солоно хлебавши. Правда здесь не обошлось без интриг англичан, которые заигрывали с местными националистами и большевиками, но враждебно были настроены против представителей белого движения, так как давно положили глаз на эти богатые нефтью земли. А потому восстановление законной русской власти на местном уровне не отвечало их геополитическим интересам.

В те времена сложилась весьма интересная палитра политических предпочтений среди крупных этносов, населявших западный берег Каспийского моря. Тюрки благоволили к иностранным интервентам, надеясь с их помощью заделаться здесь владыками положения. Малочисленное русское население в массе своей поддерживало белых. А армяне (в частности жители Баку и Ленкорани) вместе с ираноязычными местными жителями благоволили к большевикам. И это не удивительно, так как первое советское правительство, например, поддержало выступление в северной иранской провинции Гилян некоего Мирзы Кучек-хана, провозгласившего создание Персидской советской республики.

Правда из этой затеи ничего толком не вышло, но это несколько ослабило позиции англичан не только в Закавказье, но и в Иране, и даже Афганистане. А ещё мало кто знает, что тогдашние большевистские лидеры Ленин и Троцкий вполне рассматривали вариант установления советской власти в Турции. Для чего поддерживали дружеские отношения с окружением Мустафы Кемаля-паши (будущего Ататюрка и первого президента Турецкой республики).

Благодаря военной и финансовой помощи Советской России он смог развернуть широкое национально-освободительное движение народных масс бывшей Оттоманской Порты, направленное против оккупировавших её территорию войск Антанты. Плодами, которой стало появление на свет современной кемалистской Турции.

Кемаль-паша с московскими коммунистами чрезвычайно лебезил, а своих предпочитал держать в чёрном теле – содержал в тюрьме. Поэтому расчёты «кремлёвских мечтателей» на создание Советской Турции не оправдались. Но плодами тогдашнего тесного советско-турецкого сотрудничества стали Московский и Карский мирный договор, заключённые в сентябре 1921 года, которые спустя век явились притчей во языцех.

Помимо всех прочих договорных обязательств в них была юридически закреплена передача некоторых уездов Эриванской губернии бывшей Российской империи (из числа земель исторической Восточной Армении) в состав Азербайджанской ССР, с целью образования автономий «под протекторатом Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората третьему государству». Так на его административно-территориальной карте появились Нахичеванская автономная советская социалистическая республика и Нагорно-Карабахская автономная область.

Так большевики руками Троцкого и его подельников ровно век тому назад посеяли смертельные семена армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабах, пылающего уже тридцать лет. И конца и края ему нет.

Как известно сначала АзССР входила в СССР находясь с 1922 по 1936 годы в рамках Закавказской Федерации. А после непосредственно вошла в состав Советского Союза на правах союзной республики. Пока она находилась в тесных рамках единого союзного государства, ничего подобного не могло произойти. Но как только ослабла роль центральной власти, всегда выступавшей в качестве третейского органа, то эта проблема сразу же вылезла наружу.

Вот поэтому многие отечественные политологи считают, что в данной нелёгкой ситуации весьма возрастает роль нашей страны, как легитимного посредника и правопреемника Российской империи и Советского Союза в данном регионе, призванной самой историей остановить, готовую вспыхнуть в любой момент, масштабную войну на Южном Кавказе.

Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий